Главная / Статьи / Новости / Baselworld. Когда в товарищах согласье есть.

Baselworld. Когда в товарищах согласье есть.

Текст: Александр Ветров

06 / 06 / 2018

Новости Репортаж

СТО ПЕРВЫЙ СМОТР МИРОВОГО ЧАСОВОГО ХОЗЯЙСТВА BASELWORLD ОКАЗАЛСЯ НЕВЕРОЯТНО ИНТЕРЕСНЫМ И НЕПРЕДСКАЗУЕМО ОБНАДЕЖИВАЮЩИМ. МАССОВЫЙ ИСХОД ЭКСПОНЕНТОВ, КОТОРЫХ ЗА ПОСЛЕДНИЕ ДВА ГОДА НАБРАЛОСЬ БОЛЕЕ ВОСЬМИ СОТЕН (!) ПОЗВОЛИЛ НЕКОТОРЫМ ПЕССИМИСТИЧНО НАСТРОЕННЫМ ЖУРНАЛИСТАМ ГОВОРИТЬ О СКОРОМ КОНЦЕ ВЫСТАВКИ, НО НА ДЕЛЕ ВСЕ ОКАЗАЛОСЬ С ТОЧНОСТЬЮ ДО НАОБОРОТ.

Если перед открытием выставки приходилось часто слышать пессимистические прогнозы относительно ее ближайшего будущего, то после ее закрытия пресса, посетители и участники дружно сменили тон и наперебой заговорили о том, что не помнят более сплоченного и плодотворного «Базеля».

В

о-первых, почти все ушедшие восемь сотен участников представляли ювелирную и станкостроительную индустрии, а во-вторых, уменьшение площадей позволило посетителям более пристально, а, следовательно, более вдумчиво знакомиться с предложениями часовых грандов. Сокращенная до пяти дней выставка продемонстрировала готовность и умение часовщиков удовлетворять запросы продвинутых потребителей хронометрической роскоши, четко знающих, что, почему и от кого конкретно они хотят получить. Доказательством тому стало впечатляющее число тщательно продуманных коммерческих продуктов, идеально вписывающихся в текущую конъюнктуру рынка. Причем на всех уровнях, во всех ценовых категориях, вплоть до той, где цена перестает быть определяющим аргументом при покупке. В почете нынче винтаж, универсальность, «полезные» усложнения и простые формы с яркими цветовыми решениями циферблатов (особенно синих и зеленых оттенков). Тенденция на здоровую конъюнктуру, к слову, оформилась еще на позапрошлой Baselworld, но лишь недавно начала приносить плоды: так, например, февральский экспорт часов из Швейцарии вырос почти на 13% по сравнению с февралем прошлого года и составил 1,7 миллиарда швейцарских франков, что уже весьма близко к показателям «сытых» лет часового бума начала 2000-х. Если перед открытием выставки, повторимся, приходилось часто слышать пессимистические прогнозы относительно ее ближайшего будущего, то после ее закрытия пресса, посетители и участники дружно сменили тон и наперебой заговорили о том, что не помнят более сплоченного и плодотворного «Базеля». Именно поэтому Breitling сенсационно отказался от планов переехать на SIHH, а руководство выставочного комплекса Messe согласилось – впервые в истории! – законсервировать павильоны первого зала на год без возможности проведения в течение этого года каких-либо других мероприятий. И, как по мановению волшебной палочки, стихли все слухи о возможном исходе крупных резидентов и переносов Baselworld по календарной сетке ближе к началу года. И это правильно: национальное достояние трогать нельзя!

Итак, приступим.
О том, что покажет на Baselworld Rolex, традиционно фантазируют миллионы любителей часового искусства. Однако угадать ни у кого не получается, потому что бренд исповедает уникальную философию консервативной креативности, в которой важен каждый миллиметр и цветовой оттенок, и новая модель может кардинально отличаться от старой при кажущемся внешнем сходстве. Наглядный тому пример – свежая Deepsea с градиентным черно-синим циферблатом D-blue. На первый взгляд она полностью повторяет уже знакомую нам Deepsea, но это только на первый. Во-первых, здесь установлен калибр нового поколения 3235 с никель-фосфорным спуском Chronergy, увеличивающим КПД механизма на 15%, и балансовой спиралью Parachrom повышенной стабильности. А во-вторых, увеличилось расстояние между ушками (визуально – на 1-2 мм; точная цифра не разглашается), и, как следствие, ширина браслета Oyster, который теперь смотрится гораздо органичнее в паре с массивным 44-мм корпусом из Oystersteel (так отныне называется сталь 904L).
Очень эффектной получилась очередная инкарнация культовой модели GMT Master II с красно-синим рантом ака «Пепси». Представленная в 2014 году версия в белом золоте дополнилась стальной версией – но уже на браслете Jubilee, сделавшим ее особенно нарядной и желанной. Внутри 40-мм корпуса установлен опять-таки новый калибр 3285 с 70-часовым запасом хода (вообще, Rolex планирует в ближайшие годы полностью перейти на механизмы с прекрасно зарекомендовавшими себя спусками Chronergy). Также в линейке GMT Master II появились версия в золоте Everose и биколорная Everose Rolesor с красивым черно-коричневым рантом. У него еще нет своего прозвища, но на Baselworld его называли «мокко», «кофе с шоколадом» и прочими вкусными кофейными именами.
И, конечно же, нельзя обойтись без упоминания ювелирного хронографа Cosmograph Daytona с «радужным» экстерьером. 40-мм корпус из золота Everose украшен 56 бриллиантами по ушкам, а циферблат размечен 11 разноцветными сапфирами багетной огранки, но главным элементом экстерьера выступает широкий рант, инкрустированный 36 багетными сапфирами всех оттенков семи цветов радуги. Отдельное внимание рекомендуем обратить на счетчики хронографа, выполненные в патентованной технике «кристаллического золота», похожего на замерзшие золотые чешуйки.

Patek Philippe – безусловный лидер рынка часовой роскоши и один из трех основных экспонентов (вместе с Rolex и Группой Swatch), делающих погоду на Baselworld. Несмотря на заверения представителей марки, что в этом году они слегка попридержали коней по части новых разработок, список премьер женевского производителя впечатляет.
Так, в ознаменование 50-летней годовщины культовой линейки Golden Ellipse была представлена модель из розового золота за номером 5738R-001 с гипнотическим черным циферблатом (также, кстати, золотым). Овальный корпус спроектирован в пропорциях «золотого сечения» 1:1,6181, благодаря чему часы не потеряли актуальности за полвека и по-прежнему остаются символом высокого стиля и гармонии. Не забудем упомянуть и чисто «юбилейную» серию из 100 платиновых экземпляров с циферблатами, покрытыми черной эмалью, из-под которой выступает гравированный цветочный узор.
В коллекции Aquanaut наконец-то появился долгожданный хронограф, о необходимости которого патекофилы говорили уже давно. Это 60-минутный стальной флайбек на Калибре СН 28-520 С с несколько неожиданным для консервативного бренда оранжевым оформлением хронографической функции в прошлогоднем корпусном размере 42,2 мм. В комплект входят два каучуковых ремешка – черного и оранжевого цвета, а также новая, более удобная и эргономичная раскладывающаяся застежка.
Такая же присутствует и в главной весенней новинке Nautilus, вызвавшей настоящую сенсацию на выставке. Референс 5740.1G cтал первым Grande Complication в легендарной спортивной линейке, логично завершившим ряд из моделей с функциями GMT, хронографа и годового календаря. Исключительно сложный механический компьютер помещен в корпус из белого золота с солидной для такого уровня сложности водонепроницаемостью 60 метров.
Нашла продолжение и «пилотная» серия, начатая в 2015 году Calatrava Pilot Travel Time с легкой руки рулевого РР Тьерри Стерна. В дополнение к версии из белого золота появилась версия в розовом золоте и – внимание! – дамская модель с идентичным функционалом с диаметром 37,5 мм на том же автоматическом Калибре 324 S C FUS. Это оптимальный размер для таких часов: если бы их сделали больше, получился бы проходной унисекс, а если меньше, появились бы диспропорции между корпусом, циферблатной разметкой и кнопками переключения часовой стрелки GMT.
Ну, и в качестве «вишенки на торте» стенд Patek Philippe украсил уникальный тандем функций мирового времени и минутного репетира. Легендарные ворлдтаймеры с циферблатными миниатюрами из перегородчатой эмали считаются одними из самых редких и желанных коллекционных предметов часового искусства, а уж как будут биться верные клиенты бренда за подобное сочетание – можно только гадать. Любопытная подробность: патентованный автоматический Калибр R 27 HU всегда отзванивает местное время, показываемое центральными стрелками для города, название которого установлено на «12 часах». Центр модели оформлен эмалевым изображением виноградников региона Лаво на берегах Женевского озера – места, расположенного неподалеку от штаб-квартиры Patek Philippe и находящегося под охраной ЮНЕСКО…

Chopard продолжает творчески развивать серийное и элитарное направления часового производства, форпостами которых традиционно выступают коллекции Mille Miglia и L.U.C. 30-летие спонсорства «самой красивой гонки классических автомобилей на планете» отмечено шикарной серией Mille Miglia Racing Colours из пяти моделей в «раллийных» цветах команд разных стран. Цветовое деление по национальному признаку было принято еще в 1910-х годах для удобства зрителей. Италии достался красный, Англии – зеленый, Германии – серебристый, Франции – синий, Бельгии – желтый (именно поэтому, кстати, гоночные Ferrari до сих пор всегда красные, а Aston Martin – зеленые). Каждый из пяти 42-мм стальных хронографов серии будет выпущен тиражом из 300 экземпляров, и при желании поклонник марки и автомобильной старины может приобрести весь сет целиком, меняя часы в зависимости от настроения или выбранного на день автомобиля. Часы комплектуются ремешками из телячьей кожи со строчкой в цвет циферблата и каучуковой накладкой с рисунком протектора шин Dunlop 60-х годов прошлого века.
Среди пополнений линейки L.U.C мы бы выделили стильную L.U.C Quattro в 43-мм корпусе из розового золота на Калибре 98.01-L с ручным заводом. «Женевское клеймо» и сертификация C.O.S.C. делают эти часы идеальным дополнением к образу современного джентльмена, не признающего компромиссов в качестве и стиле. Отметим также исчерпывающий функционал для «костюмника» такого уровня: помимо часов, минут и секунд он также показывает дату посредством стрелочного счетчика и 9-дневный запас хода по секторной шкале в положении «12».

Bell&Ross – единственный, пожалуй, из ведущих часовых производителей, сумевший органично объединить стилистику профессиональных хронометрических инструментов с гламурным дизайном. Квадратные «инструменты» одинаково уместно смотрятся в воздухе, на земле и под водой и с каждым годом расширяют ареал своего обитания. Развивая прошлогодний успех модели BR 03-92 Diver, руководство компании выпустило еще две 42-мм версии, которые гарантированно станут бестселлерами. Первая укомплектована синим циферблатом с желтой часовой стрелкой и однонаправленным рантом с синим кольцом из алюминия. Корпус и рант второй целиком изготовлены из алюминиевой бронзы, которая будет равномерно темнеть, покрываясь благородной патиной. Водонепроницаемость обеих новинок составляет 300 метров, что втрое превышает требования международного стандарта ISO 6425 для дайверских часов.
Земная ипостась B&R сильнее всего выражена в коллекции RS18, посвященной автомотоспорту, а конкретнее – партнерской команде Renault Sport Formula One. В честь трехлетней годовщины взаимовыгодного сотрудничества Bell&Ross подготовил сразу три тематических лимитированных серии. Тираж самой большой составит 999 экземпляров: это 30-минутный хронограф в корпусе из матированного титана с карбоновым циферблатом и кнопками из анодированного алюминия красного цвета. Выполненные в форме рычагов, они требуют меньше усилий для нажатия и позволяют управлять хронографом даже в перчатках.
Что касается воздушной тематики, то здесь Карлос Росильо и Бруно Беламиш позволили себе изрядно пофантазировать и придумали концепт фирменного одномоторного одноместного самолета, под который затем разработали мини-коллекцию Racing Bird из двух дополняющих друг друга стальных моделей. 41-мм хронограф в сине-бело-оранжевых тонах получил завинчивающиеся кнопки и защиту заводной головки, а лаконичный 38,5-мм трехстрелочник с указателем даты отлично сядет и на дамское запястье.

Bvlgari достойно ответил на женевскую сенсацию Piaget Altiplano Ultimate Concept, установившую абсолютный рекорд тонкости для механических часов. Octo Finissimo Tourbillon Automatic является отныне самым тонким автоматическим турбийоном без видимых до линии горизонта конкурентов. Толщина Калибра BVL 288 с периферийным ротором идентична толщине Калибра «ручного» BVL 268 с кареткой турбийона на подшипниках и равна 1,95 мм. Собственно, именно последний и был взят за базу, которую должным образом переиначили под систему автоподзавода с кольцевым ротором. Казалось бы, отличная работа, которой можно было бы гордиться без привязки к конечному продукту – но в Bvlgari привыкли идти до конца и совершили невозможное: уменьшили толщину титанового корпуса до фантастических 3,95 мм. Это меньше даже, чем у легендарного турбийона Audemars Piguet 25643 с его 4,8 мм (модель 1986 года давно превратилась в музейный артефакт), да и простого «автомата» в лице Piaget Altiplano Ultimate 910P (4,3 мм). Достичь столь впечатляющего показателя удалось, в частности, благодаря отказу от панорамного стекла в задней крышке: для обзора здесь открыт только турбийонный узел. Для справки: самым «изящным» из современных автоматических турбийонов до марта 2018 года считался 7-мм Breguet Classique Tourbillon Extra-Thin Automatic 5377. И после этого Жан-Кристоф Бабен на голубом глазу продолжает утверждать, что основной специализацией Bvlgari была, есть и всегда будет ювелирная…

Интересную тактику продемонстрировал Tudor – тактику выступления единым фронтом с Rolex. Предвидя ажиотаж вокруг новой GMT-Master II, «младший брат» легенды мирового часопрома выпустил свою «пепси» Black Bay GMT – и сотворил настоящую сенсацию. Фактически за три с половиной тысячи франков теперь можно купить серьезные профессиональные часы с очевидным «королевским» провенансом без риска услышать что-либо обидное вроде «fake watches are for fake people» или «хомаж – та же подделка». В 41-мм стальном корпусе тикает мануфактурный автоматический Калибр МТ5652 с 70-часовым запасом хода и сертификатом C.O.S.C. Красно-синяя вкладка двустороннего ранта выполнена из анодированного алюминия (точь-в-точь, как в винтажных «ролексах») и идеально подходит к таким же винтажным, но уже тюдоровским стрелкам-снежинкам. Кроме того, модель предлагается не только на браслете, но и на кожаном и тканевом ремешках, которые ей очень к лицу.
Тем же, кто несильно подвержен брендозависимости, можно порекомендовать еще один образец современного винтажа: Black Bay Fifty-Eight. Это слегка осовремененная реплика одних из первых дайверских часов Tudor 1950-х, унаследовавшая от романтической эпохи покорения океанских глубин 39-мм стальной корпус, черно-золотую колористику циферблата и ранта, большую заводную головку с рельефным изображением розы и 200-метровую водонепроницаемость. Последние две характеристики, впрочем, относятся и к Black Bay GMT.

Zenith сосредоточился на простой классике и представил линейку Defy Classic на калибрах Elite. Титановые корпуса диаметром 41 мм получили скелетонированный и синий циферблаты, радикальным образом меняющие облик часов: в первом случае они так и просятся в пампасы заниматься экстремальным спортом и нарушать законы физики, а во втором – приглашают на деловые переговоры или светский вечер с бокалом коктейля. Многоликость Defy Classic усиливается также за счет возможной смены браслета на кожаный либо каучуковый ремешки.
В сложном разряде у Zenith солировала 44-мм Defy Zero G из титана либо розового золота с турбийоноподобным спуском. В 2011 году (если кто помнит) Academy Christophe Colomb победила на GPHG в категории «Сложные Часы», и у ее усовершенствованного варианта есть все шансы повторить успех своего предшественника. Все дело в том, что теперь гироскопический модуль занимает всего 30% от своего прежнего объема, и теперь никому не придет в голову назвать его «неэргономичным пузырем». Что касается цены, то она, увы, изменилась не так заметно.

О новой линейке Breitling Navitimer 8 не написал только самый ленивый, и, если кто-то еще не в курсе судьбоносных событий, происходящих с легендарным производителем профессиональных часов для покорителей воздушного пространства, то он может в подробностях ознакомиться со всеми новостями на страницах предыдущего номера нашего журнала. Что осталось за рамками коллекционного обзора, так это гигант Navitimer Super 8 на Калибре В20 от партнерского бренда Tudor. Прототипом для 50-мм «монстра» послужил референс 637 времен Второй мировой войны, производившийся швейцарской компанией для экипажей бомбардировщиков. Большая заводная головка расположена на левой боковине корпуса, но сделано это не для левшей, а для удобства работы с рантом в перчатках во время боевого вылета. В Базеле была показана титановая версия с зеленым циферблатом, а сразу же после выставки на сайте появилась и вторая, стальная версия с черным «лицом». Как и положено настоящим tool-watch, Super 8 укомплектованы глухой завинчивающейся задней крышкой, чтобы не отвлекать своего обладателя от хронометрических замеров под огнем противника.

Основатели Urwerk Феликс Баумгарт­нер и Мартин Фрай, представившие в 1997 году на Базельской выставке наручные часы с сателлитной индикацией времени, по праву считаются пионерами альтернативного часостроения. Их выбор собственного пути развития, а главное, четкое следование ему стал ярким примером и помог другим молодым маркам утвердиться в мире нестандартного считывания времени и необычных усложнений.
Сейчас основателям бренда, наверное, уже ничего не нужно доказывать, но их безумные идеи не дают им покоя, и доказательством тому могут послужить часы AMC (Atomic Mechanical Control). На самом деле это система, состоящая из двух модулей – настольного, из цельного алюминия массой 35 килограммов, и наручного, базирующегося на собственном калибре. Настольный модуль оборудован настоящими атомными часами с рубидием в качестве активного элемента; помещаемый внутрь наручный модуль будет заведен «док-станцией», на нем будет выставлено текущее время, а при необходимости с эталонной атомной точностью скорректирована и погрешность хода. Источником вдохновения при создании этого «устройства судного дня» послужили часы Sympathique работы Авраама-Луи Бреге, в которых роли настольной «станции» и съемного модуля выполняли богато декорированные настольные часы и «карманник» на цепочке.
И еще одна приятная новость для поклонников марки. Как все помнят, минувшей осенью на благотворительном аукционе Only Watch был продан уникальный экземпляр часов в корпусе из сплава Arpal, построенный Баумгартнером и Фраем совместно с мастером Лораном Ферье. Он пришелся по душе многим, и дабы хоть как-то удовлетворить их чаяния и надежды, Urwerk выпустил еще четыре таких же «машинки», но уже в титановом исполнении. Во избежание претензий и обид было решено разыграть эту крошечную серию в… лотерею. Все заявки от желающих приобрести титановый эксклюзив будут помещены в барабан, откуда рукой провидения в образе прекрасной дамы или златокудрого подростка будут извлечены четыре бумажки с именами счастливчиков…

Старейший швейцарский часовой бренд Blancpain издревле славится творческим подходом к созданию как «часов-инструментов» для профессионалов, так и произведений часового искусства, достойных музейных витрин. К первым можно отнести две модели из линейки Fifty Fathoms, положившей начало развитию современной теме часов для подводных погружений. Лимитированная 500 экземплярами серия Bathyscaphe Day Date 70’ повторяет прибор 1970-х с окнами указателей даты и дня недели на «3 часах» и арабскими цифрами на пятиминутных отметках. Градиентный циферблат серого цвета, светлый в центре и темный по краям, усиливает винтажный образ модели, предназначенной для покорения морских глубин. 43-мм корпус из сатинированной нержавеющей стали увенчан однонаправленным рантом с керамической вставкой с метками из «жидкого металла» Liquidmetal. «Сердце» «Батискафа» – автоматический Калибр 1315 со 120-часовым запасом хода.
Не менее мужественно смотрится и Fifty Fathoms Grande Date, в которой – впервые с появления современных FF в 2007 году – задействован большой указатель даты из двух апертур. 45-мм корпус дайвера изготовлен из легкого титана и укомплектован однонаправленным выпуклым рантом из сапфирового стекла, по которому можно безошибочно распознать типичного представителя «Пятидесяти Саженей» с большого расстояния. Из стекла же сделана задняя крышка, сквозь которую можно в деталях изучить досконально «вылизанный» мануфактурный механизм. К запястью часы крепятся не менее износостойким и долговечным ремешком на тканевой основе.
Что касается рафинированной классики, то здесь мы бы обратили внимание на модель Villeret c большим указателем даты и – опять-таки впервые в данной коллекции – ретроградной индикацией дня недели. Последняя настраивается посредством скрытого под ушком корректора, позволившего обойтись без портящих внешний вид 40-мм корпуса из красного золота дополнительной кнопки или пушера. Идеальные костюмные часы для людей с безупречным вкусом.

De Bethune – название этой марки уже давно стало олицетворением того, как можно, а главное, нужно использовать технологии и материалы 21-го века, умело комбинируя их с традиционными подходами и решениями, существующими у часовщиков последние два с половиной столетия.
2018 год выдался весьма урожайным на новинки. Помимо «бюджетной» DB27 Titan Hawk V2 и скелетонированной DB28 Steel Wheels, о которых мы писали в женевском обзоре, публике была явлена шикарная DB25 StarryVarius. Циферблат этого классического двустрелочника в титановом корпусе выполнен из синего полированного титана, на котором разбросаны золотые созвездия Млечного Пути. Здесь использованы сразу две декоративные техники: часть звезд представляют собой крошечные заклепки, а часть – фрагменты золотой фольги. Запаса хода механизма с ручным заводом хватает на 6 дней, что, к сожалению, делает активное взаимодействие владельца со своей «прелестью» не таким частым, как ему, возможно, хотелось бы.

Наступивший год обещает быть прибыльным для Hublot. Причина – Чемпионат мира по футболу, время которого будет отсчитываться часами именно этого производителя. А конкретно – смарт-часами Big Bang Referee на процессоре Intel c операционной системой Wear OS (Android Wear). Титановый корпус диаметром 49 мм комплектуется при желании каучуковым ремешком в цветах одной из команд-участниц, что превращает модель в один из лучших и желанных сувениров ЧМ. Всего будет выпущено 2018 экземпляров «Рефери», часть из которых зарезервирована за обслуживающими игры арбитрами.
Настоящим технологическим прорывом можно считать 45-мм Big Bang Unico Red Magic в корпусе из ярко-красной полированной керамики. Красный цвет – один из самых труднодостижимых в керамическом производстве, теряющий свою насыщенность при высоких температурах. У инженеров Hublot ушло долгих два года на поиск выверенной комбинации температуры спекания (ее чуть понизили) и давления (его, наоборот, повысили). Результат, как мы видим, превзошел самые смелые ожидания. Кроме Hublot в часовом бизнесе схожей технологией обладает только Rolex, использующий красную керамику в производстве рантов. Тираж серии составит 500 экземпляров.
Еще меньше, а точнее, всего 100 штук, будет в тираже еще одной базельской новинки под названием Big Bang Unico TMT Carbon Gold. TMT в данном случае расшифровывается как The Money Team – так называется команда американского суперчемпиона по боксу Флойда «Money» Мейвезера. Корпус часов, посвященных выдающемуся посланнику марки, изготовлен из карбона с золотыми включениями, создающими эффект проступающих сквозь черную краску «потертостей». Цельный образ прошедшей огонь, воду и медные трубы драгоценности, способной пережить любые превратности судьбы, усиливают позолоченные декоративные шипы на ремешке из каучука и телячьей кожи.

У Breguet выставка прошла под знаком линейки Marine, претерпевшей, пожалуй, самые существенные с 2005 года изменения в дизайне. Впервые в линейке дебютировал легкий титан, из которого изготовлены корпуса трех моделей разного уровня сложности. Самая простая – трехстрелочник с датой 5517 диаметром 40 мм с циферблатом антрацитового цвета, напрочь лишенным каких-либо дополнительных украшательств, кроме накладных арабских цифр. Спорное, на наш взгляд, дизайнерское решение, на котором, говорят, настоял сам Марк Хайек. Версии модели в розовом и белом золоте комплектуются циферблатами серебристого и синего цвета с волновыми узорами. Те же характеристики применимы и к двум другим моделям: 42,3-мм Marine Chronograph с необычными разноразмерными счетчиками и 40-мм Marine Alarme Musicale, заменившей предыдущий, 45-мм золотой аналог.
В коллекции Classique появился первый турбийон Tourbillon Extra-Plat Automatique Enamel с эмалевым «лицом»» и без указателя запаса хода на «9 часах». До этого все «классические» турбийоны комплектовались гильошированными циферблатами, но оказалось, что и в эмалевом облачении они смотрятся очень неплохо. Для усиления моральной ценности изделия маркетологи бренда обнародовали историю о том, что использовавшийся в данном случае эмалевый порошок не простой, а… антикварный, найденный в закромах жилища династии эмальеров, где он лежал, всеми позабытый, аж с 19 столетия! Ось часовой и минутной стрелок, а также разметка слегка смещены от центра влево, напоминая о работах любивших циферблатную асимметрию Авраама-Луи Бреге и его сына Антуана-Луи. Отметим также, что это один из самых тонких автоматических турбийонов современности: толщина Калибра 581 с периферическим ротором составляет всего 3 мм, а всех часов в сборе – 7,45 мм.

Творческий тандем компаний MB&F и L’Epee, длящийся уже почти пять лет, не перестает радовать истинных любителей микромеханики. Смелый подход MB&F к созданию наручных часов и более чем 175-летний опыт компании L’Epee в производстве настольных не могут не удивлять. Так произошло и в этот раз: небольшой стенд компании буквально притягивал участников и посетителей выставки, желавших рассмотреть все детали настольной метеостанции Fifth Element. Она выполнена в виде Неопознанного Летающего Объекта под управлением пришельца Росса и содержащего на своем борту еще четыре отсоединяемых элемента: часы, барометр, термометр и гигрометр. Вес объекта 15 килограммов, диаметр каждого модуля – 124 мм, высота – 92 мм. Каждый из этих четырех элементов взаимозаменяем и может использоваться самостоятельно, по усмотрению будущего обладателя; единственное условие – часы должны всегда «пристыковываться» сверху по причине ряда отличий верхнего посадочного места от трех боковых. Метеостанция будет выпущена тремя лимитированными сериями по 18 штук каждая; отличить их поможет покрытие стыковочных модулей, которые могут быть черного, синего либо серебристого цвета.

Локомотив часовой роскоши Группы Swatch, Omega, последние годы постоянно и тщетно пытавшийся догнать по уровню престижа Rolex, похоже, сдался и почти полностью сконцентрировался на азиатских рынках. Львиная доля представленных на выставке экспонатов однозначно претендует на популярность за Большой Китайской Стеной, за исключением считанных моделей вроде гипнотической Speedmaster Dark Side of the Moon Apollo 8. Приуроченные к 50-летнему юбилею лунной миссии корабля «Аполлон-8», часы полностью соответствуют своему названию. В отличие от предыдущих изданий «Темной Стороны…», это получило своеобычное оформление, достойное отдельного описания. Экстерьер новинки построен на контрасте черного и желтого цветов: черной, как космос, корпусной керамики и ярко-желтой, как солнечный свет, циферблатной разметки хронографической функции. Цветовая тема продолжается и на кожаном ремешке черного цвета с желтой каучуковой прокладкой, прошитом желтыми же нитками. Но это не главное. Главное – оформление Калибра 1869, видимого с обеих сторон благодаря скелетонированному циферблату и задней крышке из сапфирового стекла. Платина и мосты механизма окрашены черным PVD-напылением и покрыты необычным декором, который при ближайшем рассмотрении повторяет фактуру лунной поверхности. Видимой стороны спереди и обратной стороны, впервые открывшейся представителям земной цивилизации в лице экипажа «Аполлона-8», сзади. Отличный обзор содержимого 44,25-мм корпуса возможен также благодаря отсутствию ротора автоподзавода: «Обратная Сторона Луны…» заводится вручную, что, во-первых, вызывает у поклонников марки здоровую ностальгию по исходным «ручным» ценностям, а, во-вторых, позволило уменьшить толщину модели до 13,8 мм. Прекрасный образчик продуманной по всем параметрам доступной часовой роскоши!

Часовщики из Jaquet Droz предложили неожиданную интерпретацию визитной карточки бренда – знаковой модели Grande Seconde. Как ясно из названия, Grande Seconde Skelet-One укомплектована скелетонированным калибром, что кардинальным образом изменило привычный облик часов с двумя пересекающимися в виде арабской цифры «8» шкалами на циферблате. В данном случае «восьмерка» вырезана из сапфирового стекла и дополнена золотым кольцом с разметкой для часов и минут в положении «12». Она крепится к механизму пятью винтами и позволяет в деталях рассмотреть его ажурную структуру. С задней стороны хорошему обзору во многом способствует также ажурированный ротор автоподзавода из розового золота. Скелетонированная «Большая Секунда» получилась настолько неожиданно красивой и не похожей на своих предшественниц (при практически идентичных технических характеристиках), что нужно некоторое время для того, чтобы распознать в ней давний хит Jaquet Droz. 41-мм модель предлагается в трех вариантах: из розового либо белого золота или из черной керамики.
Еще одним наделавшим шума на Baselworld экспонатом под брендом с двумя семиконечными звездами стал механизм, не показывающий время, но демонстрирующий неослабевающее умение наследников Жаке Дро вдыхать жизнь в хитроумные конструкции из холодного металла. Автоматон Signing Machine выглядит как портсигар и представляет собой механическое факсимиле, предназначенное не столько для облегчения делопроизводства, сколько для услады чувства исключительности своего обладателя. Прототип устройства был показан еще в 2014 году в честь 280-летнего юбилея марки, и у специалистов ушло целых четыре года, чтобы превратить красивую идею в коммерческий продукт. Состоящий из 585 деталей механизм может воспроизвести любую – заранее запрограммированную – подпись посредством телескопической штанги и установленной в нее специальной ручки. Полного завода хватает на две подписи, поэтому владельцу все-таки придется работать руками – и, возможно, даже усерднее, чем подписывая бумаги традиционным способом. Во избежание несанкционированного доступа Signing Machine снабжена кодовым замком из четырех цифр: все-таки подпись большого босса не игрушка! Желающим заказать «умное факсимиле» стоит запастись изрядной денежной суммой и терпением, поскольку на выполнение заказа уйдет минимум полгода в зависимости от отделки корпуса…

Неплохо выступила в Базеле швейцарско-японская мануфактура Frederique Constant. Помимо интересных, хотя и спорных, экспериментов с гибридными технологиями, был представлен ряд чисто механических творений, самой запоминающейся из которых, на наш взгляд, стало очередное, четвертое издание 42-мм ворлдтаймера Classic Manufacture Worldtimer. На сей раз он предстал в актуальном зеленом исполнении – именно в этом цвете выполнены циферблат и ремешок модели, показывающей время сразу в 24 часовых поясах Земли. Решающим аргументом в пользу выбора данных часов – помимо, конечно же, их трендовой колористики, – является простота настройки мануфактурного калибра FC-718. Все функции управляются одной заводной головкой, без каких-либо дополнительных кнопок и пушеров. Три рабочих положения головки позволяют заводить часы, устанавливать время и выбирать референтный город по желанию владельца. Функциональное наполнение и габариты модели делают ее потенциальным бестселлером на многих мировых рынках.

Каждый уважающий себя бренд должен иметь в своей коллекции коммерчески беспроигрышную модель, которая бы, кроме того, безошибочно выдавала свое происхождение и свидетельствовала о прекрасном вкусе обладателя. У Maurice Lacroix таковой в 1990-х была кварцевая Calypso, которая в наше время переродилась в Aikon – сперва, в 2016 году, опять-таки в кварцевую, а два года спустя – в автоматическую. Предвестником механических Aikon стал уникальный экземпляр хронографа, проданный на прошлогоднем аукционе Only Watch. Теперь же обладателем элегантных часов для повседневного ношения может стать любой желающий. Самая ходовая модель – 42-мм трехстрелочник с датой, выполненный в полном соответствии с современной рыночной конъюнктурой. Широкий рант с шестью сдвоенными выступами обрамляет циферблат синего, черного или белого цвета, оформленный узором «Парижские гвозди», эргономичный пятизвеньевой браслет новой конструкции мягко облегает запястье и быстро меняется на кожаный ремешок при помощи системы быстрой смены Easy Change. Греющим душу бонусом выступает и солидная 200-метровая водонепроницаемость, дающая фору почти всем, условно говоря, аналогам. Да, Maurice Lacroix немного припозднился со вступлением в борьбу за долю рынка стальных «спортивных костюмников», но хороший ценник дает бренду шанс на успех.

У TAG Heuer появился свой симпатичный «Бэтмэн», «нарезающий» отдельные временные отрезки и отсчитывающий время в двух часовых поясах. Новая Carrera Chronograph GMT приурочена к 55-летию легендарной линейки, в которой до сих пор, как ни странно, не было еще ни одной версии с функцией указателя GMT. 45-мм стальной корпус дополнен ласкающим взгляд часомана сине-черным керамическим рантом, по которому отсчитывает «альтернативное» время центральная красная часовая стрелка. Внутри новинки установлен мануфактурный Калибр Heuer 02 (бывший СН-80) с горизонтальным – как у первых «Каррер» – размещением счетчиков в положениях «3», «6» и «9». Модель предлагается на стальном браслете или каучуковом ремешке и действительно напоминает известный хит другого подведомственного Жану-Клоду Биверу бренда Группы LVMH. Но какая разница, если это работает и приносит неплохую прибыль?..

О третьем мануфактурном калибре Chanel мы уже подробно писали в прошлом номере, поэтому для обзора нам остались менее громкие премьеры швейцарско-французского бренда. Хотя еще каких-то пару лет назад Monsieur Watch с рельефным изображением льва на циферблате повергли бы прессу в экстаз. Но сегодня уже все усвоили, что Chanel знает, как ублажить истинного часофила, и поэтому просто отдают должное – в очередной раз – профессиональному уровню ремесленников уважаемого Дома. Вниманию ценителей прекрасного предлагаются две версии: в белом и «бежевом» (розовом) золоте, черные эмалевые циферблаты которых венчают объемные фигурки львов над апертурами указателей «прыгающего» часа.

1968 год стал отправным и для новой модели Favre Leuba. Именно тогда компания выпустила на рынок наручный прибор Bathy, ставший одними из первых в мире механических часов с мембранным глубиномером. В честь 50-летия столь знаменательного события на авансцену вышел прямой наследник легенды: Raider Bathy 120 Memo Depth в фирменном ретрофутуристическом квазивинтажном образе. Подушкообразный титановый корпус диаметром 48 мм водонепроницаем до глубины 200 метров и укомплектован механизмом с ручным заводом FL321 (базовый Eterna 39) с анероидной капсулой, рассчитанной на измерение глубины до уровня 120 метров (заметим, что первый Bathy умел замерять погружения максимум до 50-метровой отметки). Пользоваться изделием очень просто: центральная стрелка с красным треугольным наконечником показывает текущую глубину, тогда как счетчик на «3 часах» – максимальную глубину за все время нахождения под водой. Красные отметки на шкале глубиномера на «5» и «10» метрах обозначают уровни, когда водолазу, возможно, необходима декомпрессия. При необходимости счетчик максимальной глубины можно обнулить нажатием на кнопку в положении «4». Bathy 120 Memo Depth органично дополнил прошлогоднюю Bivouac 9000 с высотомером и образовал в рамках линейки Raider уникальную мини-коллекцию для любителей экстремальных развлечений, не желающих расставаться с механическими часами ни при каких обстоятельствах.

Oris приятно удивил разнообразием моделей для активного времяпрепровождения. Симпатичным дайверам с красными роторами мы еще посвятим отдельный материал в одном из следующих номеров, а здесь поговорим об очередном мануфактурном детище на базе Калибра 110. Big Crown ProPilot Calibre 114 – яркий представитель семейства пилотных часов, напоминающий о давней связи Oris и мира авиации. Первые наручные «пилоты» компания выпустила еще в 1917 году и к настоящему времени накопила изрядный опыт в производстве хронометрических приборов для покорителей небес. Большая заводная головка Big Crown, упрощающая управление часами в перчатках, появилась в фирменной коллекции в 1938 году и с тех пор занимает в ней почетное место как один из символов марки. Как ясно из названия, помимо характерной головки модель обладает также функцией указателя GMT в виде центральной стрелки, настраиваемой с получасовым шагом – именно в этом и заключается особенность Калибра 114 по сравнению с предыдущими четырьмя версиями 110-го, включая базовую. И, конечно же, в наличии патентованный нелинейный указатель 10-дневного запаса хода, точность которого растет по мере расхода энергии заводной пружины. Резюмируя все вышеизложенное, можно с уверенностью назвать Big Crown ProPilot Calibre 114 одним из самых доступных, технически оригинальных и функционально завершенных «мануфактурников» современности.

Энтузиасты из Czapek не снижают темпов по возвращению легендарного имени в пантеон топовых производителей современности и регулярно отчитываются о новых взятых высотах от орложери. На сей раз таковой стал хронограф Fauburg de Cracovie на свежайшем, еще нигде не обкатанном калибре от мануфактуры Vaucher. 5-герцовый интегрированный хронограф на колонном колесе с 65-часовым запасом хода отлично вписался в 41,5-мм стальной корпус, спрятавшись под циферблатом с горизонтальным расположением счетчиков. Сами циферблаты получили вполне себе традиционное оформление: концентрический гильош «Рикошет», который использовал еще сам Франсуа Чапек, и белую горячую эмаль. Всего подготовлено три версии Fauburg de Cracovie: две с «Рикошетом» (синего цвета и черного, с белыми накопителями хронографа) и одна – с эмалевым «лицом» Grand Feu. Гильошированные версии называются L’Heure Bleu и Dione et Rhea – в полном соответствии своим экстерьерным данным. L’Heure Bleu («Синий Час») – морской термин, обозначающий время перед восходом и после заката, когда едва заметный солнечный свет окрашивает все вокруг в оттенки синего. А имя Dione et Rhea переводится как «Диона и Рея» и намекает на сходство двух контрастных счетчиков с этими двумя спутниками Сатурна…

Креативные ходы руководства H.Moser&Cie неисповедимы, будь то разработка новой модели или международной pr-кампании. Все помнят, сколько шума наделали, например, Apple-подобные Swiss Alp, концепт из сыра Swiss Mad и последовавший за ним концепт Swiss Icons. Все знают, что вечный календарь H.Moser – самый лаконичный и надежный, двойные балансовые спирали – самые стабильные, а дымчатые циферблаты – самые гипнотические. На минувшей Baselworld в этот ряд достижений добавился самый прямоугольный минутный репетир с турбийоном из коллекции Swiss Alp под говорящим названием Dring. Его предвестниками стали две лимитированные серии из той же линейки: Zzzz и Brrr с «немыми» циферблатами без малейших следов разметки, похожие на переведенные в режим вибрации телефоны. В случае Dring золотой корпус пришлось сделать немного толще, чтобы вместить механизм репетиции с двумя гонгами, изящно встроенный в мануфактурный прямоугольный Калибр С 901 мастерами из ателье Manufacture Hautes Complications. Он, к слову, стал тринадцатым, построенным продолжателями дела Генриха Мозера с момента возрождения марки в 2005 году, и это впечатляющий показатель. Несмотря не на самую оптимальную в акустическом отношении форму, звучит репетир достаточно громко – не так, конечно, как одемаровский Supersonnerie, но погромче некоторых классических аналогов от топовых производителей. И это, заметим, при наличии турбийона, ни коим образом не способствующего улучшению внутрикорпусной акустики. Под стать содержимому и оформление циферблата: он украшен лазерной гравировкой, напоминающей составленное из разноразмерных фрагментов мозаичное панно. Компания планирует выпустить несколько экземпляров Dring в корпусах из разных материалов и с циферблатами разных цветов, так что каждый можно считать уникальным как по исполнению, так и, конечно же, по звуку.

Полку доступных нишевых брендов прибыло: встречайте L&JR. Обычно кварцевые часы с первого взгляда выдают свою сущность: и не столько прерывистыми движениями секундной стрелки (в конце концов, есть же механическая «замирающая» секунда), сколько деталями дизайна, исполнением тех или иных элементов корпуса и циферблата и даже – не смейтесь! – нетипичным отблеском полированных стальных поверхностей и стекол. В случае с L&JR эти правила не работают: часы выглядят не просто механическими, но и дорогими, хотя ценник на них начинается с отметки чуть выше одной тысячи швейцарских франков. Основатели марки – Филипп Крос (работавший ранее в Vacheron Constantin, Piaget и Technomarine), Йорг Хайзек-младший (одновременно занимающий ныне пост пиарщика в De Bethune) и Лионель Ладуар (известный нашим читателям по почившему в бозе бренду Ladoire). На данный момент в фирменной коллекции две модели в трех исполнениях каждая: Step One Day&Date с ретроградным указателем дня недели и Step One Chronograph с горизонтальным расположением счетчиков. У всех 45-мм массивные корпуса, сложные многоуровневые циферблаты, сапфировые стекла и швейцарские кварцевые «движки» Ronda. Эффектные, вылизанные до мелочей часы с очень приятным ценником наверняка найдут свою клиентуру и, возможно, подстегнут интерес молодежи к серьезной микромеханике.

Вернулся в дело и Хайзек-старший. Вволю наигравшись с сочетаниями форм и функций сперва в именном бренде, а затем в HD3 и Slyde, он исчез с часового горизонта, посвятив себя гедонизму и путешествиям. И вот – очередное пришествие гуру дизайна с необычным продуктом под названием «Колонна Времени» (La Colonne du Temps). Это механическая скульптура, созданная в соавторстве с английским мастером Робертом Бреем, владельцем компании Sinclair Harding. Отсчитывающая вечность колонна состоит из базы и четырех барабанных указателей часов и минут (единиц и десятков) и расположенного посередине кольцевого ретроградного счетчика секунд. Вся конструкция выполнена из анодированного алюминия и весит 15 килограммов при высоте 40 сантиметров. Каждый барабан укомплектован окном из стекла, сквозь которое можно наблюдать за работой механического содержимого, и цифровым дисплеем из семи сегментов, показывающим одну арабскую цифру – точь-в-точь, как на электронном табло. Механизм с ручным заводом работает с 2-герцовой частотой и обладает 8-дневным запасом хода. Единственное, чем следует озаботиться потенциальному обладателю «Колонны» (помимо, естественно, солидного ценника), – это решение проблемы с желанием окружающих потрогать ничем не защищенный секундный бегунок, поскольку ремонт в этом случае может стоить немалых денег.

Еще одно новое многообещающее имя в швейцарском часопроме – Reservoir. Один из вариантов перевода этого французского слова – «Канистра». Канистра как дополнительный источник энергии, жизненно важной для профессиональных измерителей времени. В данном случае за образец был взят бортовой прибор с секторной шкалой указателя скорости, запаса топлива, температуры, оборотов двигателя – словом, наверное, самый распространенный стрелочный индикатор с приборных досок автомобилей, катеров и самолетов (три стихии – ну вы понимаете). Нечто похожее, но в более высоком ценовом сегменте делает Джулиано Маццуоли в линейке Contagiri, но у Reservoir эта фирменная тема проходит через весь коллекционный ряд в самых разных вариантах и всегда сочетается с функциями «прыгающего» часа и запаса хода. На выбор предлагаются 39 и 43-мм корпуса из нержавеющей стали, титана, карбона и алюминиевой бронзы с циферблатами разных цветов и разметок. Все модели работают на автоматическом Калибре ЕТА 2824-2 с фирменным «ретроградно-прыгающим» модулем, состоящим из 124 компонентов. Необычный циферблатный интерфейс, идеальное исполнение и ценник в районе 3-4 тысяч швейцарских франков, несомненно, превращает Reservoir в один из самых перспективных молодых брендов.

Семейная мануфактура из Люцерна Carl F. Bucherer умеет заявить о себе громко, по делу и без лишнего пафоса. Наглядный тому пример – модель Manero Tourbillon Double Peripheral. Калибр CFBT3000 с периферийным ротором автоподзавода и периферийным же минутным регулятором турбийона. Слово «периферийный» применительно ко второму означает не его расположение, а его конструктивную особенность, отличающую этот «вихрь» от всех остальных (за исключением разве что аналога от Bvlgari). Подробно о новинке в материале Юрия Райхлина на странице 94.

Дрезденский мастер Марко Ланг из Lang&Heine отчитался о готовности очередного, девятого калибра под названием Anton. Как и все механизмы маленькой компании, он назван в честь одного из немецких самодержцев, короля Саксонии Антона Доброго, правившего в первой трети 19 века. Anton – второй в коллекции прямоугольный калибр и первый турбийон, причем турбийон «парящий» и потому особенно красивый и завораживающий. Под стать ему и исполнение всех и каждой детали, начиная от полированных скругленных стальных мостов и заканчивая золотыми колесами ангренажа. Самодостаточная ценность 16 золотых регулировочных винтов балансового колеса и вороненых крепежных винтов подчеркивается двумя бриллиантами, обрамляющими логотип изготовителя в верхней части платины. Планируется выпуск двух версий в корпусном размере 40х32 мм: в розовом золоте и платине, обе – с белыми эмалевыми циферблатами. Излишне уточнять, что это модель для crème de la crème ценителей высокого часового искусства, свободных от брендовых стереотипов и предрассудков.

Другой независимый мастер, Роман Готье, посвятил центральное место своей базельской экспозиции женщинам, адаптировав свою прошлогоднюю премьеру, Insight Micro-Rotor, под вкусы представительниц прекрасного пола. Фактически это та же автоматическая модель, только должным образом оформленная – благо, диаметр корпуса из розового золота 39,5 мм позволяет отнести часы к универсальной категории унисекс. Лицевая часть платины и счетчики часов, минут и секунд отделаны черным таитянским или белым австралийским перламутром, а золотой микроротор получил бриллиантовую инкрустацию, благодаря чему стал похож на легкомысленное украшение, не несущее никакой функциональной нагрузки. Получилось очень мило и элегантно. При этом Insight Micro-Rotor Lady являются одними из самых технически и эстетически продуманных женских часов современности – а также и самых редких, учитывая крошечные тиражи Romain Gauthier (в данном случае речь идет о двух сериях по 10 экземпляров каждая).

Интересные новости пришли от еще одного Романа – Romain Jerome, который отныне стал называться на молодежный манер RJ («Ар-Джей»). В ознаменование новой эры в истории бренда была запущена новая коллекция Arraw (игра слов: arrow – «стрела» и raw – «сырой», «свежий») со стреловидными стрелками и узнаваемым рантом о четырех выступах на «2», «4», «8» и «10» часах. Пока в ней присутствуют только хронографы в корпусах из титана, золота, керамики и их сочетаниях в размерах 42 и 45 мм. Новый глава RJ, выходец из команды Hublot Марко Тедески, резво взялся за дело и, судя по всему, хочет превратить вверенный ему бренд из поставщика часовых причуд в производителя часов для повседневного ношения. Причем производителя полноценного: в следующем году нам обещают появление первого мануфактурного механизма.

Традиционно богатой получилась экспозиция Seiko и родственного элитарного суббренда Grand Seiko, напрямую конкурирующего с грандами часовой индустрии Rolex и Omega (при несопоставимо меньших тиражах). Так, в коллекции Seiko Prospex появилось сразу четыре дайвера, отдающих дань уважения выдающейся водолазной модели 1968 года. Лимитированная версия SLA025, созданная по образцу и подобию оригинала, укомплектована 5-герцовым автоматическим Калибром 8L55 работы мастеров ателье «Шизукуиши» из Мориоки, где собираются в том числе топовые версии линейки Grand Seiko (фактически это слегка упрощенная по части декора и тестовых проверок версия «грансейкового» калибра 9S85). 44,8-мм стальной моноблочный корпус отполирован по технологии Zaratsu и дополнен односторонним рантом черного цвета с золотой разметкой и каучуковым ремешком. Тираж серии составит всего 1500 штук. Чуть больше – 1968 экземпляров – будет во второй памятной, осовремененной и адаптированной версии легенды за номером SLA019 в 44,3-мм корпусе с зеленым циферблатом и зеленым керамическим рантом на стальном браслете. Здесь уже стоит стандартный, но не менее надежный 4-герцовый Калибр 8L35. И, наконец, две серийные 44-мм модели SPB077 и SPB079 на Калибре 6R15 отличаются друг от друга только цветом ранта и креплением к запястью: у первой черный рант дополнен браслетом, у второй синий рант идет в комплекте с каучуковым ремешком.
Среди новых поступлений Grand Seiko ярким пятном выделяется Blue Ceramic Hi-Beat GMT, массивный 46,4-мм корпус которой выполнен из титана и циркониевой керамики синего цвета – той, что в семь раз прочнее нержавеющей стали. Такое же сочетание наблюдается и на браслете с титановыми внешними и керамическими центральными звеньями. Синий цвет превалирует также на лицевой стороне часов и заднике механизма, открытого для обозрения сквозь стеклянную крышку. Титановый ротор автоподзавода с золотым грузом покрыт синей оксидной пленкой, а синий циферблат украшен необычным штампованным узором из концентрических пересекающихся линий. При внимательном рассмотрении можно увидеть, что они состоят из повторяющегося буквенно-цифрового кода «GS9S», расшифровывающегося как «Калибр Grand Seiko 9S». Собственно, именно 20-летию знаменитого 5-герцового механизма и посвящена данная модель, работающая на прямом его «потомке» 9S86. Тираж серии составит всего 350 экземпляров.

Завершат наш обзор два представителя России, которые произвели много шума на выставке – правда, каждый по-разному. Имя первого вряд ли известно широкому кругу поклонников часового искусства, поскольку его основная профессия – гравер, и он подвизался в качестве эксперта для осуществления одного малотиражного, но крайне интересного проекта. Речь идет об Алексее Сабурове, ныне проживающем в Нью-Йорке, и его серии «монетных» часов Corum Hobo Coin. Hobo Coin (буквально, «Монета Бомжа») называются монеты, переделанные находящимися в нужде ремесленниками-самоучками в разного рода украшения. Гравированные аверсы и реверсы превращают стандартные платежные средства в уникальные изделия, а если речь идет не о каком-нибудь бродяге, а об истинном художнике, – в произведения искусства. В отличие от американских умельцев, использовавших в качестве подручного материала 5-центовые монеты из сплава меди и никеля, Алексей работает с серебряными однодолларовыми монетами, на которых создает популярные ныне мотивы с черепами, демонами и прочими символами декаданса 21 столетия. В соответствии со стилистикой и веяниями времени «монетные часы» впервые получили модные ремешки из денима, голубой цвет которых отлично сочетается с серебряным сиянием 43‑мм корпусов.

Второй россиянин – Константин Чайкин – давно снискал мировую славу на ниве авторского часостроя и ныне успешно продвигает свою самую демократичную линейку – Joker. На Baselworld он представил очередную версию своего хита, сделанную совместно с одним из основателей Академии независимых часовщиков (AHCI) Свеном Андерсеном. Automaton Joker – симбиоз чайкинского «Джокера» и андерсоновских Montre a Tact «Poker» с играющими в карты жакемарами. Циферблатное «лицо» с глазами-счетчиками часов и минут и ртом-указателем лунных фаз осталось неизменным, а вот задник часов украсился разноцветной карточной сценкой с участием двух мужчин клоунской наружности, жульничающей дамы и собаки породы колли. Нажатие на кнопку в положении «8» активирует механизм анимации, и сценка оживает на две минуты, добавляя безумия в расфокусированный взгляд «Шутника». Тираж серии стопроцентно «игорный»: 21 экземпляр.